Category:

ГИБЕЛЬ ПОПУЛЯЦИИ «СИГМА»

…Вирусы популяции «сигма-эн» блаженствовали. Так недавно всего нескольким особям удалось закрепиться на подходящей территории, и вот теперь их много, очень много. Теперь популяция захватила обширные области, и уже ничто, похоже, не погубит ее. Миллионы маленьких цепких шариков внедрились в теплую живую ткань и теперь впитывали сквозь свою тоненькую кожицу ее живительные соки. И, едва успев подрасти, делились надвое. Был один шарик, но вот уже их стало два, быстро выросли новые, и стало их четыре, потом восемь, шестнадцать, тридцать два, шестьдесят четыре, сто двадцать восемь… Все новые и новые территории, все большее и большее жизненное пространство, быстрее, быстрее, быстрее…

– Введите препарат «игрек», – сказал врач.

Две сестры в белых халатах склонились над больным.

…Беда обрушилась на популяцию «сигма-эн» внезапно. Она и раньше, правда, испытывала множество трудностей. Жить и размножаться ее родным шарикам мешали чужие большие шары, которые, не обращая внимания на одиночных особей, немедленно начинали набрасываться на их скопления, которые особенно активно высасывали соки из них, из больших шаров, – они гнали блаженствующих десятками, сотнями, а то и вовсе – губили. Но оставшиеся в живых вирусы тогда росли и делились еще быстрее, они еще упорнее старались облепить большие шары со всех сторон, не давая им двигаться, и сосали, сосали, сосали. Больших шаров становилось все меньше и меньше… 

Но так было раньше. Теперь, внезапно, в теплой и нежной пульсирующей ткани, где блаженствовали уже без помех миллионы особей популяции «сигма-эн», появилось нечто новое. Опять несущее им гибель. Едкая жидкость проникала сквозь тонкую оболочку шариков «сигма-эн», и они погибали почти мгновенно – сотнями, тысячами, десятками тысяч и, наконец, миллионами. Там, где только что бодро двигались шарики, неудержимо делясь, оставались жалкие хлопья их кожиц, и, если бы оставшиеся в живых вирусы могли испытывать чувства, они были бы охвачены отчаяньем. А вот больших шаров становилось все больше и больше, потому что на них едкая жидкость, как оказалось, не действовала…

– Состояние больного улучшилось, – произнесла одна из сестер, поднимая радостные глаза на врача. – Препарат «игрек» помог.

– Отлично, – стараясь скрыть торжество, спокойно произнес врач. – Продолжайте вводить. Одновременно витамины и раствор «бета».

…Трудные времена переживала популяция «сигма-эн». Однако дух «сигма», живущий в суммарном мозге популяции, частицами которого были молекулярные цепи в теле каждого шарика – гены, – неустанно пробовал, пробовал и искал. Одна всеподчиняющая, глобальная Идея владела духом «сигма»: ВЫЖИТЬ! Во что бы то ни стало, в любом виде и качестве – ВЫЖИТЬ! ВЫЖИТЬ И РАСПЛОДИТЬСЯ! – занять как можно большую территорию и как можно быстрей. Расплодиться самим – только самим! – не считаясь ни с кем и ни с чем, губить других, пока не погубили тебя, – расплодиться, чтобы не умереть. И, подчиняясь этой Идее, вдохновляемый духом вирусов «сигма», суммарный мозг популяции «сигма-эн» пробовал. Все новые и новые генетические мутанты рождались и гибли, не в силах устоять перед враждебными большими шарами или разъедаемые коварной жидкостью препарата «игрек». Однако Дух пробовал, пробовал неустанно. Много лет существования духа «сигма» приучили его к феноменальной выносливости – и даже в тех случаях, когда из миллиардов и миллиардов особей какой-нибудь популяции оставалась всего лишь одна – один маленький шарик, – он-то и мог стать основой для новой, не менее могущественной популяции, чем предшествующая. Ибо он нес в себе всю гигантскую, несокрушимую энергию Глобальной Идеи Полного Торжества. И теперь, теряя миллиарды особей, мозг как бы сжимался, уходил в глубь самого себя, сосредоточиваясь на все меньшем и меньшем числе индивидуумов. Но ничуть не слабела Идея… И оставался мощным Дух, воплощающий ее. И чем больше шариков гибло, тем сильнее потенциально был каждый из остающихся. И, даже и не помышляя о возможном сокрушительном поражении, Дух пробовал, пробовал, пробовал…

– Больному почти совсем хорошо, – докладывала дежурная сестра теперь уже по телефону. – Температура спадает. Пульс выравнивается.

– Отлично, – сказал врач. – Продолжайте делать все так, как я написал.

…И вот родился один шарик – всего один при делении предыдущего, – который не почувствовал на себе влияния едкой жидкости препарата «игрек». Шарик «М». Большой вражеский шар не захватил его, единичного, и он благополучно вырос и разделился надвое… И вот уже новых шариков стало четыре, потом восемь, шестнадцать, тридцать два… Бодро и бойко расползались они в разные стороны и вскоре уже были в состоянии по-прежнему противостоять большим шарам – облепляли их со всех сторон и с удовольствием высасывали их соки. Едкую жидкость препарата «игрек» они как бы и не замечали. А все потому, что, пробуя, интегральный дух переставил на этот раз лишь один атом в одной из молекул молекулярной цепочки гена – и оболочка шарика «М» стала непроницаемой для препарата «игрек». Старые особи популяции «сигма-эн» – с непереставленным атомом – гибли по-прежнему, последние миллионы их разъедались жидкостью «игрек». Но зато неудержимо, с особенной, потенциально накопленной, увеличенной скоростью плодились новые, составляя похожую, хотя и несколько, чуть-чуть видоизмененную, но еще более жизнеспособную популяцию «сигма-эн плюс единица» – шарики «М»… Ах, им бы остановиться, замедлить деление, им бы понаслаждаться спокойно среди больших шаров, которые по-прежнему на единичных не обращали внимания, им бы понять природу свою и с благодарностью воздать хвалу живительным тканям и большим шарам, которые щедро предоставляли им свои теплые соки… Но нет. Не такой была Глобальная Идея вирусов «сигма». Им нужно было – ВСЁ.

– Состояние больного резко ухудшилось, мы не знаем, что делать, – с отчаяньем говорила теперь по телефону сестра.

– Сейчас приеду! – коротко ответил врач.

…Вирусы популяции «сигма-эн плюс единица», то есть шарики «М», блаженствовали. Их стало много, очень много – так много, что казалось, и пробовать-то уже ничего не нужно. Но заведенная Идеей машина духа пробовала, пробовала, пробовала. Пробовала она во всех направлениях, но лишь в одной плоскости. Эта плоскость была: выжить! Выжить ТОЛЬКО САМИМ! Выжить, не считаясь ни с кем и ни с чем! Выжить любой ценой – ВЫЖИТЬ И РАСПЛОДИТЬСЯ, чтобы достигнуть ПОЛНОГО ТОРЖЕСТВА. Такова была Идея, воплотившаяся теперь в популяции «сигма-эн плюс единица», то есть Идея «М». И именно в этой популяции она, похоже, достигла максимального воплощения. Ни едкая жидкость препарата «игрек», ни другие жидкости, нити, хлопья, время от времени появлявшиеся в тканях, не колебали могущества Популяции «М». Большие шары исчезли почти совсем.

И именно тогда, когда казалось, что так будет продолжаться вечно, что весь, весь теплый, уютный мир, все пульсирующие живые ткани будут теперь принадлежать особям популяции «сигма-эн плюс единица», то есть шарикам «М» и только им, а они будут безостановочно сосать, сосать и плодиться, плодиться, – именно тогда произошла катастрофа. Температура тканей стала резко падать, а живительные соки, питаясь которыми так блаженствовали особи популяции, почему-то вдруг перестали поступать. Это было совершенно непонятно, с таким не сталкивался еще мозг системы «сигма-эн плюс единица», и, руководимый Глобальной Идеей, он пробовал, пробовал, про…

– Больной скончался, – тихо сказала сестра.

…Ткани остыли совсем. Умерли. И с ними погибли все шарики, все особи популяции «сигма-эн». Все до одной.

Для вирусов «сигма» не существует разделения понятий: свое – чужое, личное – общее, можно – нельзя, зло – добро. Идея «сигма» не различает «отвлеченных» понятий «свет» – «тьма». Она обладает только одним четким, конкретным, узким понятием, одной неутолимой жаждой – БЫТЬ САМОЙ. Существовать, существовать – в любых условиях, во что бы то ни стало, всеми способами, вопреки всем и всему, не считаясь ни с кем и ни с чем. Быть ТОЛЬКО САМИМ, ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ. И РАЗМНОЖАТЬСЯ, РАЗМНОЖАТЬСЯ, РАЗМНОЖАТЬСЯ. Захватывать все новые жизненные пространства, отвоевывая их у кого бы то ни было, и – сосать, сосать, сосать. Высасывать других для того, чтобы выжить самим. И расплодиться неудержимо. Чтобы достигнуть ПОЛНОГО ТОРЖЕСТВА.

И как все те, кто занят сохранением ТОЛЬКО СВОЕЙ жизни и панически боится ТОЛЬКО СВОЕЙ смерти, не понимая единства и взаимосвязи всего живого, вирусы «сигма» неминуемо гибнут. Идея «сигма», идея ПОЛНОГО ТОРЖЕСТВА несет гибель не только всему живому. Но и самой себе.

Для тех, для кого не существует «отвлеченных» понятий «свет» – «тьма», не существует практически только одного понятия: «свет». Ибо «тьма» – не понятие, «тьма» – это отсутствие всяких понятий. В том числе – красоты, любви, достоинства, сочувствия, совести, радости, уважения. Не несущие света всегда создают только одно: тьму.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded